Владислав Третьяк и Ирина Роднина зажгли огонь Олимпийских игр в Сочи

Как выбирали главного факелоносца

Вариант японцев категорически не понравился – какой-то тростник, к тому же до боли схожий с тем, какой был на Олимпиаде в Токио в 1964 году. Плагиат хотят втюхать!

До конца было непонятно, кто будет зажигать чашу в «Лужниках» на церемонии открытия. Рассматривались разные кандидатуры. Одно время всерьёз говорили о космонавте Алексее Леонове, но потом всё же решили остановиться на спортсмене. В итоге председатель Спорткомитета СССР Сергей Павлов и заместитель председателя оргкомитета «Москва-80» Владимир Коваль остановили свой выбор на Викторе Санееве – легендарном легкоатлете, трёхкратном олимпийском чемпионе, который на Олимпиаде в Москве завершал карьеру. Вроде бы вопрос решён.

Начали утверждать во всех инстанциях, и тут председатель исполкома Моссовета Владимир Промыслов (главный то есть человек в Москве) говорит: «А что, у нас в столице Ивановы перевелись?» Санеев же абхазец по национальности. Промыслов снимает трубку с «вертушки» и ровно тот же вопрос задаёт Павлову. Что делать? Не уважать мнение Москвы нельзя. Тогда Ковалю, который по совместительству возглавлял федерацию баскетбола, приходит спасительная мысль – Сергей Белов, баскетболист! Москвич, олимпийский чемпион, много лет на слуху. В общем, Санеев внёс факел на стадион, а зажёг олимпийскую чашу Сергей Белов.

Как факел ураган выдержал

Сделать-то факел сделали, но теперь предстояло пройти утверждение специальной комиссии. На испытаниях всё было хорошо, а утром перед приёмкой факел вдруг… перестал гореть. Слава богу, быстро поняли, что зарядили баллон не тем газом. Всё исправили, и на испытании пламя горело 12 минут. Больше у комиссии вопросов не было.

Помню, когда мы приехали в Грецию, в Олимпию, где по традиции должны были зажечь огонь, верховная жрица олимпийского огня, знаменитая Мария Москолиу сказала, что из всех девяти факелов, которые она держала в руках до этого, московский – самый изящный и самый лёгкий. Кстати, возможно, и самый надёежный – постоянных эксцессов с затуханием удалось избежать. Ребята Бориса Тучина специально испытывали своё изделие в пародинамической трубе – на силу ветра. Самый экстремальный случай был в Болгарии, в самом начале эстафеты разразился ураган! Помню кадры оттуда: наш факел в руках конников, деревья гнутся к земле, а мы вглядываемся: есть ли огонь? И видим: не потух!

Как факелоносец чуть не упал

Если вы посмотрите кадры церемонии открытия, то обратите внимание, что Сергей Белов поднимался к чаше с факелом в руках по так называемой «живой дорожке» — всё время вверх по плиткам из ДСП, а его сопровождает меняющаяся картинка: это специально обученные люди на трибунах поднимают карточки нужного цвета. Попробовали на Манежной площади, вроде всё нормально. Только не учли, что на стадионе подъём-то крутой!

Белов шёл по этой дорожке едва ли не пешком, боясь упасть – настолько скользко было на подъёмах. Реально мог и «загреметь» с этим факелом.

И вот 17 июля, день репетиции церемонии открытия, я нахожусь в Подольске, на последнем этапе перед эстафетой огня по Москве, только и могу позвонить и узнать, как дела. А весь день идёт дождь, все 100 тысяч зрителей под зонтиками. И мне рассказывают, что Белов шёл по этой дорожке едва ли не пешком, боясь упасть – настолько скользко было на подъёмах. Реально мог и «загреметь» с этим факелом. А если такая же погода будет в день официального открытия? Выход нашли быстро: на дорожку за одну ночь набили рёбрышки, и у нашего знаменитого баскетболиста в решающий день проблем не было.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Илья Коршунов
Наш эксперт
Написано статей
134
Добавить комментарий